Обнаружение маркеров некультивируемых микроорганизмов в тканях внутренних половых органов

Анализ и аналитическое описание Осипова Г.А.

По данным из научной литературы, воспалительные процессы внутренних половых органов составляют 62,5% в структуре гинекологической заболеваемости, причем у 9,5% женщин диагностируют гнойные воспалительные заболевания маточных труб и яичников.

 Отмечается, что инфекционные заболевания редко вызываются одним возбудителем, и также возрастает роль условно-патогенных возбудителей.  Смешанные инфекции составляют примерно 20-30% в структуре инфекционных заболеваний нижнего отдела половых путей, т.е. почти у каждой третьей пациентки выявляется инфекционный процесс, вызванный несколькими возбудителями. В таких случаях клинические проявления заболевания нетипичны и определяются характером взаимодействия между различными возбудителями, приводящим к угнетению или стимуляции одного вида микроорганизма другим. Гнойные воспалительные заболевания придатков матки относят к смешанным полимикробным инфекциям, важнейшими возбудителями которых, по данным Всемирной организации здравоохранения, являются анаэробно-аэробные микроорганизмы (42,5%), Neiseria gonorrhoeae (37,5%), Chlamydia trachomatis (27,5%), Mycoplasma hominis (до 15%) и др. В последние годы именно анаэробной инфекции уделяют особое внимание, поскольку она приобретает реальную значимость в клинической практике. При острых хронических воспалительных заболеваниях придатков матки и околоматочного пространства наиболее часто (82,5%) выделяют облигатные анаэробные микроорганизмы. По данным В.И. Удовиченко и соавт. (1997), 80% женщин из числа гинекологических больных, обращающихся в женскую консультацию с различными видами вульвовагинитов, цервицитов, уретритов, имеют смешанную бактериально-грибково-трихомонадную инфекцию.

Большинство патогенных организмов являются компонентами нормальной микрофлоры человека, этот факт  подтверждает эндогенный путь трансмиссии инфекции. Подавляющее большинство воспалительных заболеваний органов малого таза обусловлено собственной условно-патогенной микрофлорой, ведущая роль в развитии которых принадлежит наиболее вирулентным анаэробам, энтеробактериям и коккам (Сидорова, 2007). В микрофлоре влагалища могут присутствовать гнилостные бактерии родов Bacillus, Proteus, Clostridium, Spirochaeta. По данным Wilkins M.et.al, 1984, количество анаэробов преобладает над аэробами в 10 раз в микробиоценозе вагины.

В свете этих данных представляет интерес изучение состава микробных сообществ матки и придатков, включающих в себя как нормальную, условно-патогенную, патогенную микрофлору. Изучение состава микрофлоры УГТ в норме и патологии в динамике может позволить оценить иммунологический, гормональный статус и гомеостаз макроорганизма. Знание микробных взаимоотношений помогают врачу определить истинную причину инфекционного процесса и подбирать адекватную терапию.

Участие в этом сообществе бактерий, относящихся к разным родам и группам, а также простейших делает затруднительным анализ состава этого сообщества традиционными методами, включающими микробиологический метод селективных сред с биохимическими тестами, и генетическими методами. Традиционные  методы идентификации микроорганизмов не являются универсальными и требуют  часто длительного времени исполнения.

На этом фоне выглядит перспективным выявление специфических веществ (маркеров) — структурных компонентов микроорганизмов — на фоне биологических жидкостях организма человека, и использование их состава для индикации микроорганизмов с помощью метода газовой хроматографии и масс-спектрометрии (ГХ-МС). Методом ГХ-МС с высокой точностью и чувствительностью определяется качественный и количественный состав микробиоценозов  в экологии и медицине по жирным кислотам, оксикислотам, альдегидам и стеринам мембран клеток микроорганизмов  и их профилям, относящимся к определенным видам сообщества. Метод детектирования микроорганизмов по ЖК-маркерам сродни генетическому (ПЦР, определение последовательности нуклеотидов 16sРНК, FISH  и пр.), поскольку состав жирных кислот детерминирован в ДНК и воспроизводится путем репликации участка генома транспортными РНК и последующего  синтеза ЖК по матричным РНК (Уотсон, Молек биол клетки, 5т). Поэтому профиль ЖК бактерий является их визитной карточкой или фингерпринтом как отпечатки пальцев людей (Митрука, 1978). Он так же консервативен, как строение ДНК, но и так же подвержен мутациям под действием факторов окружающей среды. Стабильность набора жирных кислот, составляющих клетки микробов, подтверждается исследованиями в области бактериальной палеонтологии, которые показывают, что до глубины времен в 2,5 млрд лет состав ЖК отдельных  микробов и пула их жирных кислот в целом остается постоянным (Shekhovtsova, 2003).

Ранее описаны примеры обнаружения микроорганизмов при инфекционных процессах методом ГХ-МС, в том числе для анализа вагинальной микрофлоры [32] [Вестник РАМН, 1996, № 2]. В результате исследование состава жирных кислот вагинального содержимого показано, что его  минорные компоненты относятся к микроорганизмам, колонизирующим половые органы в норме и патологии. Оценена их диагностическая значимость при микробной  диагностике хронических вагинитов (Крымцева, 2003, Осипов, 2005).

В настоящей работе этот метод применен для исследования инфекционной составляющей патологического процесса эндометрия матки, приводящего к необходимости оперативного решения проблемы вынашивания плода. Целью исследования является выявление и определение  в послеоперационном материале  численности  анаэробов и других, редко культивируемых микроорганизмов, наряду с традиционными объектами клинической микробиологии.

Методы

В основной группе больных исследованы 24 соскобов из полости матки от  пациенток, перенесших операции по поводу проблем беременности.

Режим анализа подробно описан ранее (Осипов, 2010; Годков, 2011). Коротко, он состоит в следующем. Материал в количестве 0,04 г подвергали кислому метанолизу  в 0,4 мл 1,2 М HCl в метаноле в течение 45 мин при 80°С. В результате реакции метанолиза жирные кислоты, входящие в состав сложных липидов пробы освобождаются в виде метиловых эфиров. Их экстрагировали в 400 мкл гексана, экстракт высушивали и обрабатывали в 20 мкл N,О-бис(триметилсилил)-трифторацетамида в течение 5 мин при 80 °С для получения триметилсилильных эфиров гидрокси-кислот и стеролов. Смесь эфиров в количестве 2 мкл вводили в инжектор ГХ-МС системы HP-5880/5975 Agillent Technologies (США) в модификации «Микробиологический анализатор «МАЭСТРО» ООО Интерлаб (Россия). Для управления и обработки данных использовали штатные программы прибора. Хроматографическое разделение пробы осуществляли на капиллярной колонке с метилсиликоновой привитой фазой HP-5ms Agillent Technologies. Длина колонки 25м, внутренний диаметр 0.25 мм. Режим анализа — программированый, скорость нагрева термостата колонки — 5 град/мин в диапазоне 130 — 320°С.

Площади пиков маркеров на масс-фрагментограммах интегрировали автоматически по заданной программе. Затем эти данные вводили в программу расчета, подготовленную в электронных таблицах EXCEL по технологии масс-спектрометрии микробных маркеров  (МСММ, Разрешение Росздравнадзора ФС 2010/038 от 24.02.2010) (Осипов, 2010). Для количественного расчета использовали дейтерированную тридекановую кислоту в качестве внутреннего стандарта и собственный банк данных состава жирных кислот клинических изолятов микроорганизмов.

Ошибка количественных измерений численности микроорганизмов из-за погрешности в подготовке проб и анализа, несоответствия состава жирных кислот чистых культур банка данных и изучаемого сообщества in situ может составлять 20%.

Метод характеризуется следующими показателями:

  • Определение более 50 микроорганизмов одновременно в одном анализе
  • Универсальность в отношении разных групп микроорганизмов: бактерии, грибы, вирусы
  • Время анализа – 2,5 часа
  • Чувствительность 103-104 клеток в пробе
  • Селективность – до вида при наличии маркера
  • Анализ непосредственно в материале без высевания или подращивания микроорганизмов
  • Не требует биологических и биохимических тестовых материалов – культуральных сред, ферментов, тестовых субстратов, праймеров и т.п.
Результаты

Результаты измерения концентраций микробных маркеров в соскобах матки с последующей реконструкцией микробного сообщества позволили определить состав микст-инфекции в очаге поражения (табл 1).

Таблица 1

Результаты анализа состава локальной микст-инфекции в соскобах из полости матки (N=24). Данные в размерности [клеток/мл х105]

(это половина таблицы, полная в формате EXCEL: Соскобы-матки-mini -stat24.xls )

Из 54 таксонов микроорганизмов, контролируемых в процессе анализа, в итоговую таблицу выведены 48, из которых 38 показывают избыточный рост (инфекцию), Клинически значимыми считали более чем двойное превышение нормы на основании статистического распределения концентрации маркеров микроорганизмов у больных и здоровых людей (Белобородова, 1999). Такие изменения отмечены в таблице затенением клетки. Как видно, инфицирование каждого исследованного материала включает несколько (до двадцати двух, Пожарская, GBT-1559) таксонов микроорганизмов. Это подтверждает тезис литературного обзора о смешанном характере инфекции половых органов женщин. Данные таблицы 1 подтверждают также сформировавшееся представление о доминировании анаэробов. Их доля составляет 70-90%  по нашим измерениям и соответствует оценке других авторов. В отличие от предыдущих работ наши измерения носят количественный характер, что позволяет выявить микробные доминанты воспалительного процесса на одной и той же пробе инфицированного материала, а также сопоставлять данные анализов разных пациентов. В данном случае доминантами у большинства пациентов оказались бактерии видов Propionibacterium/Cl. subterminale, представителей родов Eubacterium, Clostridium, Lactobacillus, Ruminococcus. Такой тип инфекции показан на рис 1, где в графическом выражении лучше иллюстрируется количественные изменения относительно нормы и других составляющих микробного сообщества.  За неимением возможности оценить уровень колонизации слизистых оболочек полости матки и придатков у здоровых женщин, мы приняли в качестве максимально возможного уровня  данные нормы по крови. Тем более, что проба носит явно насыщенный кровяной характер.

Рис.1.  Избыточный рост микроорганизмов (инфекция) полости матки. Доминируют маркеры кишечных микроорганизмов: клостридий группы Clostridium ramosum, группы Eubacterium/Cl. сoccoides, Propionibacterium/Cl. subterminale.  Клинически значимый уровень превышает расчетная численность Eubacterium lentum, Streptococcus mutans, Nocardia asteroides, видов Staphylococcus, Ruminicoccus, Streptomyces, Alcaligenes.  Есть признаки Pseudomonas aeruginosa, Helicobacter pylory, видов Acinetobacter. Полное число клеток равно числу в ячейке таблицы, умноженному на 105.

По кратности превышения нормы выделяются бактерии кишечной группы (рис 1), для которой наблюдается многократное увеличение концентрации маркеров клостридий группы Clostridium ramosum, групп Eubacterium/Cl. сoccoides, Propionibacterium/Cl. subterminale в соскобе из полости матки по сравнению с  их уровнем в крови в норме. Пересчетное значение численности этих микроорганизмов по технологии МСММ достигает уровня 109 – 1010  клеток\мл. Расчетная численность C. ramosum в десяти случаях  превышает норму в десять-двадцать раз. Из трудно культивируемых микроорганизмов, которые позволяет выявить масс-спектрометрический метод, следует отметить еще анаэробы Streptococcus mutans, численность которых в 11 пробах более 5 раз выше нормальной. В большинстве случав в составе микст-инфекции присутствуют анаэробные актинобактерии Actinomyces viscosus.

Выявляемые культурально-биохимическим методом в клинических лабораториях микроорганизмы в рейтинговом положении по данным МСММ оказываются во втором ранге смешанной инфекции. Максимального уровня в этой группе достигают виды Staphylococcus – порядка 108 клеток/мл в трех случаях, виды Acinetobacter – до  107 клеток/мл, Alcaligenes до 3х107 клеток/мл. Тогда как перечисленные выше доминирующие анаэробы занимают порядки 108-1010. Грамотрицательные микроорганизмы Pseudomonas aeruginosa, Haemophylus/Burkholderia, Prevotella, Helicobacter pylori обнаруживаются в исследованных пробах в количестве 105-107 клеток/мл.  Маркер сем. Enterobacteriaceae не обнаружен ни в одном случае, то есть находится вне пределов чувствительности метода – менее 104 клеток/мл. Данные по частоте превышения нормы преведены в таблице 2.

Таблица 2

Число случаев более чем двукратного превышения расчетной численности микроорганизмов соскобах из полости матки по сравнению с нормой крови

Микроорганизм Число клин. значимых в % Максимальная численность Максимальное превышение нормы, раз Найдено в бакпосеве, КОЕ
1 Streptococcus 3 13 1.1×108 4,5
2 Eubacterium lentum 22 96 1.8×109 271,3
3 Clostridium hystolyticum 5 22 7×107 7,5
4 Peptostreptococcus anaerobius 8 35 9×105 9,0
5 Acinetobacter 19 83 9,5×106 9,5
6 Pseudomonas aeruginosa 23 100 2,3×106 22,0
7 Clostridium propionicum 3 13 3,7×108 14,0
8 Stenotrophomonas maltophilia 3 13 2×105 2,0
9 Актиномицеты 3 13 3,6×107 4,7
10 Streptomyces 6 26 4,9×107 7,9
11 Clostridium ramosum 21 91 4.1×109 20,5
12 Haemophylus/Burkholderia 23 100 7,6×106 76,0
13 Alcaligenes 14 61 3,1×107 6,4
14 Rhodococcus 5 22 2,7×108 6,3
15 Corineform CDC-group XX 1 4 1.3×108 2,1
16 Lactobacillus 6 26 3.1×109 4,8
17 Campylobacter mucosalis 1 4 2,2×107 2,2
18 Candida 2 9 1.4×108 2,5
19 Clostridium 12:0group* 8 35 1.7×108 6,8
21 Грибы (Aspergillus-тип) 4 17 7,4×107 6,8
22 Prevotella/Burkholderia 1 4 1.3×107 3,4
23 Eubacterium/Cl. Coccoides 20 87 1.6×1010 23,1
24 Staphylococcus 17 74 1.3×108 11,2
25 Bifidobacterium 3 13 1.6×109 3,1
26 Helicobacter pylory 13 57 1.2×107 8,5
27 Clostridium perfringens 11 48 7,3×106 6,1
28 Enterococcus 1 4 1.3×108 4,5
29 Propionibacterium/Cl. subterminale 19 83 8,7×109 19,5
30 Streptococcus mutans (анаэробные) 19 83 5,6×108 24,7
31 Herpes 16 70 1.1×108 18,1
32 Nocardia asteroides 14 61 4.1×108 15,0
33 Ruminicoccus 8 35 6,6×108 10,3
35 Blautia coccoides 7 30 1.6×107 15,7
36 Kingella 3 13 1.0×107 10,0
37 Actinomyces viscosus 9 39 1.5×109 12,5

Здесь под C. ramosum подразумевается целая группа клостридий, объединенная общим маркером – специфической ненасыщенной жирной кислотой ω9-гексадеценовой. Это C. inocuum, C. clostridieforme, C. subterminale, C. sordellii, C. septicum, C. paraputrificum, C. celatum, C. cochlearium, C. limosum, C. fallax, C. difficile. Другая группа Clostridium 12:0group имеет общий маркер – додекановую кислоту и (С12:0) и включает виды Clostridium perfringens, С. putrefacience, C. hystolyticum, C. tetani. Свои маркеры имеют клостридии других видов: C. histolyticum, C. coccoides вместе с большой группой родственных эубактерий (род Eubacterium),  а также C. propionicum, C. perfringens и C. subterminale вместе с частью видов Propionibacterium. В сумме  клостридии составляют около 74% микробного сообщества, то есть, как принято в  хирургии, это анаэробная клостридиальная инфекция (АКИ).

По данным реконструкции микробного сообщества эндометрия по маркерам в соскобе из полости матки численность ряда микроорганизмов  многократно превышает таковую в крови той же пациентки (Рис 2). Основываясь на данных предыдущих исследований методом МСММ (Лазебник, 2008; Прохорова, 2012) мы полагаем, что имеет место транслокация микроорганизмов кишечника по крови и/или восходящая инфекция из вагины с последующим размножением уже в самом органе – матке.

Рис.2. Сравнение  состава реконструкции микробного сообщества в соскобе матки и крови одной и той же пациентки методом МСММ.

Как видно из рисунка 2, концентрация маркеров в соскобе более чем на порядок превышает их концентрацию в крови, что означает размножение микроорганизмов в самом органе. Превышение составляет 9 раз по группе Eubacterium/Cl. Coccoides, в 10 раз Actinomyces viscosus и 20 раз по группе Propionibacterium/Cl. Subterminale. Превышения по сравнению с кровью имеют Eubacterim lentum, Pseudomonas aeruginosa, Alcaligenes spp, Clostridium ramosum, Fusobacterium/Haemophylus, Lactobacillus, Candida, Clostridium 12:0group, Cl.difficile, Грибы (Aspergillus-тип), Staphylococcus, Helicobacter pylori, Clostridium perfringens, Streptococcus mutans, Nocardia asteroides, Ruminicoccus. С другой стороны, в крови больше концентрация маркеров Streptococcus pneumonia, Moraxella/Acinetobacter и вирусов герпеса, что связано с инфекцией других органов, скорее всего – респираторных.

Таким образом, применение метода масс-спектрометрии микробных маркеров позволило дополнить картину инфицирования верхних половых органов женщин таксонами, которые оказались доминирующими в микробном сообществе, а также расширить список участников инфекционного процесса. Ими оказались, как и предполагалось другими исследователями, представители кишечной микробиоты. Кроме того, в отличие от предыдущих исследований, мы дали их количественную оценку, показав рейтинговый ряд агентов инфекции и подтвердив доминирование анаэробов родов Propionibacterium, Eubacterium, Clostridium и Bifidobacterium. Вряд ли следует сразу зачислять в патогенны доминантные микроорганизмы кишечной микробиоты: бифидобактерии, лактобациллы,эубактерии и пропионобактерии. Также оставим за скобками клостридии группы C. ramosum, поскольку их роль в организме явно выглядит двоякой. Пока не будем осложнять задачу их транслокацией в полость матки. Попробуем выделить явных патогенов.

Для этого исключим из таблицы перечисленные выше кишечные доминантные бактерии и микробы, которые в норме, и оставим те, что превышают норму, а также те, что часто встречаются в бакпосеве – для возможного сопоставления.

Тогда для соскоба GBT-1559 получим следующую сокращенную таблицу (рис 3):

Рис. 3. Наиболее вероятные агенты инфекции эндометрия, за исключением микробов, доминирующих в микробиоте кишечника.

Это реальные кандидаты в агенты инфекции, которая препятствуют нормальному протеканию беременности.

Если посмотреть в таком ключе остальные анализы соскобов, то будет видно, что везде такими агентами являются обязательно Clostridium perfringens, H. pylori, одна или несколько актинобактерий родов Streptomyces, Nocardia, Pseudonocardia. В примере на рисунке 3 это Actinomyces viscosus, Nocardia asteroids и Rodococcus. В этой группе известные разрушители клеток животных. Они обнаружили себя в амбулаторной практике в качестве агентов, препятствующих оплодотворению и развитию яйцеклетки в плод, в том числе при экстракорпоральном оплодотворении.

Тем не менее, нельзя исключать участие в патогенезе и «хороших» бактерий:  лактобацилл, бифидобактерий, пропионобактерий и части клостридий.  Можно найти десятки документированных случаев участия в инфекционном процессе любого микроба, обитающего в теле человека. В том числе лактобацилл и бифидобактерий. Особенно лактобациллл. Действительно, по литературным данным они зафиксированы как возбудители при эндокардите, бактериемии, бактериурии, перитонитах, абсцессах и менингитах. Наиболее часто выявляются L. casei и L. rhamnosus (Cannon, 2005). Eubacterium – родственные клостридиям микроорганизмы, являющиеся одними из основных обитателей кишечника. Условные патогены с развитой системой видов и штаммов с универсальными свойствами. Эубактерии участвуют в качестве основных агентов во многих воспалительных процессах и синдромах: воспаления неизвестной этиологии, себорея, атопический дерматит, кахексия, воспаление кишечника, глютеновая энтеропатия, воспаление десен, средиземноморская семейная лихорадка, Yang Xiao-xia’s “mysteriuos disease”, синдром раздраженного кишечника, воспаление легких, бактеремия, хронический синусит, болезнь Крона, периодонтит, артрит, простатит, муковисцидоз, эндометрит, эндокардит, неспецифический вагинит, врожденный порок сердца и другие. Основными функции эубактерий в организме человека являются: образование водорода, высвобождение гистамина, биотрансформация желчных кислот, индуцирование продукции провоспалительных цитокинов и TNF-alfa, а также противовоспалительного цитокина IL-10 (как ЛПС или клеточные токсины Грам+ патогенов) и другие. Патогенность клостридий более известна в клинической практике. Они обладают широким набором экзотоксинов. У C.perfringens их насчитывается двенадцать. С. ramosum обладает близкой активностью, в том числе также может вызывать газовую гангрену, язвенный и некротизирующий колиты. Они известны как агенты септицемии, нефропатии, бактериемии и менингита (Brook, 1995; в Атласе, 2003).

Литература
  1. Анкирская А. С. Бактериальный вагиноз. Акушерство и гинекология.    №3 2005  с. 10-13
  2. Анкирская А.С., Прилепская В.Н., Байрамова Г.Р. Бактериальный вагиноз: особенности клинического течения, диагностика и лечение. // Рус мед журнал, 1999; 5: 276–82.
  3. Атлас по медицинской микробиологии, вирусологии и иммунологии. Под ред А.А. Воробьева и А.С. Быкова. – М., Медицинское информационное агентство, 2003. – 236 с.: ил.
  4. Белобородова Н.В., ОсиповГ.А. Гомеостаз малых молекул микробного происхождения и его роль во взаимоотношениях микроорганизмов с хозяином. Вестник РАМН. -1999. T.16, -№7, с. 25-31.
  5. Годков М.А., Осипов Г.А., Федосова Н.Ф., Лядов К.В. Возможности масс-спектрометрии микробных маркеров в лабораторном мониторинге дисбиозов и инфекций. Справочник заведующего КДЛ. 2011, № 7, С. 35-44.
  6. Лазебник Л.Б., Винницкая Е.В., Осипов Г.А. Дроздов В.Н., Петраков А.В. Новые подходы к диагностике спонтанного бактериального перитонита при циррозе печени. Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. №2. 2008. стр. 32-39.
  7. Крымцева Т.А., Осипов Г.А., Бойко Н.Б., Соколов Я.А., Демина А.М., Радюшина Т.В., Осипов Д.Г.. Минорные жирные кислоты биологических жидкостей урогенитальных органов и их значимость в диагностике воспалительных процессов. Журн. Микроб. Эпидем. Иммун. 2003, № 2: 92-101
  8. Митрука Б.М. Применение газовой хроматографии в микробиологии и медицине. М. Медицина, 1978.
  9. Муравьева В. В. Микробиологическая диагностика бактериального вагиноза у женщин репродуктивного возраста // Дисс. Канд. мед. наук., Москва, — 1997.
  10. Осипов Г.А. Хромато-масс-спектрометрический анализ микроорганизмов и их сообществ в клинических пробах при инфекциях и дисбиозах. / В книге: Химический анализ в медицинской диагностике.- М.: Наука, 2010.- С.293-368.
  11. Осипов Г.А. Демина А.М. Хромато-масс-спектрометрическое обнаружение микроорганизмов в анаэробных инфекционных процессах.  Вестник РАМН. -1996, Т.13,-№2,- С.52-59
  12. Осипов Г.А., Крымцева Т.А., Осипов Д.Г., Столярова О.Н. Функциональные изменения жирнокислотного состава урогенитальных жидкостей организма человека при дисбиозах. Прометей. Москва, 2005
  13. Прохорова Е. С., Выборнов Д.Ю., Бойко Н.Б., Федосова Н.Ф., Лядов К.В., Осипов Г.А. Изучение эндогенного пути инфицирования посттравматических артритов у детей с применением масс-спектрометрии микробных маркеров. Детские инфекции. 2012, том 11, № 1, С. 55-60
  14. Сидорова И.С. , Макаров И.О., Шешукова Н. А. Воспалительные заболевания внутренних половых органов. Практическая медицина. Москва, 2007.
  15. Journal of General Microbiology (1990), 136, 241-247.
  16. Brook. Clostridial infection in children. The Journal of Medical Microbiology, Vol 42, Issue 2 78-82, Copyright © 1995 by Society for General Microbiology
  17. JP Cannon, TA Lee, JT Bolanos, and LH Danziger. Pathogenic relevance of Lactobacillus: a retrospective review of over 200 cases. Eur J Clin Microbiol Infect Dis, January 1, 2005; 24(1): 31-40
  18. Shekhovtsova N.V., Osipov G.A., Verkhovtseva N.V., Pevzner L.A. Analysis of lipid biomarkers in rocks of the Archean crystalline basement //Proceedings of SPIE.- 2003.- Vol.4939.- P. 160 – 168
  19. Wilkins M., Thin R. N., Tabaqchall S. Quantitave bacteriology of the vaginal flora in genital disease // J. Med. Microbiol. 1984, 18:2, 217-231.

В этом можно усматривать специфику инфицирования внутренних половых органов, так как при вагинитах в слизистой влагалища их рост хотя и происходит, но не в такой степени.   Для вагины более характерна инфекция Clostridium perfringens. При воспалениях, напоминающих по клиническим проявлениям кандидоз, их численность до 30 крат превышают уровень колонизации слизистой оболочки в норме.

К сведению:

Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия, Том 3, N 1, 2001

стр. 39-47

Экологические аспекты чувствительности к антибиотикам анаэробных бактерий

М. Качерес1,2, К.Э. Норд1, А. Веинтрауб1

Естественная микрофлора является источником большинства анаэробов, вызывающих инфекции у человека. Исключения представляют Clostridium tetani, Clostridium botulinum и Clostridium difficile [4 Olsen I., Solberg C.O., Finegold S.M. A primer on anaerobic bacteria and anaerobic infections for the uninitiated. Infection 1999;27:159-65.]. Все типы инфекций, развивающиеся в организме, могут быть вызваны анаэробами. И ни один орган или ткань человека не имеет врожденного иммунитета против анаэробных инфекций.

Большинство анаэробных инфекций обусловливается как анаэробными, так и аэробными микроорганизмами. Наиболее часто выделяемыми анаэробами являются представители группы B.fragilis, (особенно B.fragilis), Prevotella spp., Porphyromonas spp., F.nucleatum, Peptostreptococcus spp., C.perfringens и C.ramosum [1 Finegold S.M. Anaerobic infections in humans: An overview. Anaerobe 1995;1:3-9.].

Г.Р.Байрамова, Гинекология, Том 3/N 2/2001

Таким образом, БВ можно рассматривать как синдром с полимикробной этиологией. По данным Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии, у пациенток с БВ облигатные анаэробы были обнаружены в 100/6 случаев. В вагинальном отделяемом одной пациентки выделено в среднем 2,8 штамма облигатных анаэробов. Наиболее часто выделяли микроорганизмы семейства Bacteoidaceae..Чаще других и в высокой концентрации высевали Рг. melaninogenica (39,5%),Pr. bivia (20,5%), с высокой частотой выделяли пептострептококки, особенно P.magnus и Ррго-ductus. Значительно реже обнаруживали Propionibacterium spp., Clostridium ramosum, Veillonela pamula и Fusobactenum spp. Суммарная концентрация их превышала 107-108 КОЕ/мл. Gardnerella vaginalis, относящаяся к микроаэрофильным микроорганизмам, была обнаружена у 69% женщин всегда в высоком титре (107-108 КОЕ/мл). Лактобациллы выделены только у 27% пациенток с БВ в концентрации, не превышающей 104 КОЕ/мл, и только у 28% штаммы были продуцентами перекиси водорода.

 

Комментировать